Юлия Пунинская

БЛОГ О РЕФОРМАЦИИ ЖИЗНИ, О ВЫСТРАИВАНИИ
ЕЕ ЛУЧШИХ СТРАТЕГИЙ.


Здесь вы узнаете:
- как управлять своим сознанием,
- как управлять своими эмоциями,
- какие программы самопомощи можно включать в ЧС
- как общаться с детьми-подростками
- о приемном родительстве
Делюсь личным опытом

Рано родит, всё бросит, пустит жизнь под откос: почему родители подростков так пугливы

Подростковый возраст чем-то напоминает кризис трёх лет: ребёнок спорит по поводу и без, не видит границ и бесконечно испытывает родителей на прочность. Наш блогер, психолог Юлия Пунинская, рассказывает, как общаться с детьми, которые вот-вот станут взрослыми.

Как ведут себя родители?
Родители подростков очень пугливы. Они боятся, что ребёнок бросит учёбу и «пойдет бомжевать», «рано влюбится», «рано родит», «выпьет пиво и будет алкоголиком». Что происходит в этом самом страшном для родителей возрасте? Они видят, что вчерашний домашний ребёнок начинает вести себя неадекватно (самое часто употребляемое напуганными родителями слово).

А как надо? Родители хотят, чтобы ребёнок вёл себя также как и до этого — не огорчал родителей, учился, помогал по дому, занимался хобби, был вежливым и радовал гостей стихами. Взрослые очень хотят вернуть обратно своего адекватного ребёнка. Но их новый сын или дочь теперь запирается в своей комнате, отказывается учить уроки, смотрит какие-то программы в интернете и грубит. Хобби он давно забросил, а с «хорошими» друзьями — рассорился. За этим у родителей следует новая порция страхов: «вдруг бросит учиться» и «все пойдет прахом», «жизнь под откос».

У меня было точно так же, но мне сказочно повезло с классным руководителем у ребёнка. На каждом собрании она говорила: «Подождите! Через полгода вы своих детей не узнаете, всё будет значительно лучше!» Это звучало как мелодия надежды, некий знак, что есть свет в конце тоннеля. И на самом деле, через полгода всё казалось легче и спокойнее. Не идеально, но вполне можно пережить.

В тот период я сделала несколько открытий. Ответила себе честно на вопрос: «Что мне важнее — мои амбиции как родителя или хорошие отношения с ребёнком и его здоровье и счастье?». Могу ли я за ребёнка решать, как ему быть счастливым? Много ли известных мне троечников «скатились по наклонной», все ли отличники достигли больших высот в жизни и каждый ли, кто попробовал алкоголь в подростковом возрасте, стал от этого алкоголиком?

Далее я стала аккуратно интересоваться: «Что происходит в твоей жизни?», «Почему тебе именно этот фильм интересен?», «Что в этой игре такого крутого?», «А можно поиграть?». С этого началась некая общая новая база для общения с подросшим человеком. И на протяжении всего пути я стараюсь избегать критики. Правда, мне не всегда это удаётся.

И я научилась делать паузу. Когда эмоции у меня рвутся через край — я делаю глубокий вдох-выдох, потом останавливаюсь и принимаю решение: для какой цели и что я скажу своему дорогому и родному человеку? Главная цель всегда идёт фоном: «Сохранить с ребёнком хорошие отношения!».

Как ведут себя подростки?
Ребёнок лет с шести до десяти стремился к знаниям, общности в коллективе, учился критичности по отношению к своим результатам. С одиннадцати лет (некоторые чуть позже) он становится подростком, который ищет своё место под солнцем. Подростки требуют признания своей взрослости, отношения с внешним миром переходят на более серьезный уровень. С ними происходят значительные физиологические изменения. Изменяется работа головного мозга.

Не буду сейчас углубляться в детали с названиями, скажу про проявление: подросток не всегда может также быстро, как до этого, отвечать на вопросы, дифференцировать информацию, выполнить просьбы или требования. В этот период для более полного усвоения материала требуется приводить яркие красочные примеры.

Подросткам тяжело контролировать проявления эмоций как положительных, так и отрицательных. Речь становится краткой, стереотипной («отстань» — иногда это всё, на что их хватает). Не из вредности, а потому что они тратят силы на другое. Вы можете ответить на грубость, но в формате: «Я сейчас чувствую, что… в ответ на… „описываем ситуацию“» (не человека описываем, а ситуацию!)

Подросткам важно быть принятыми сверстниками, найти своих, таких же уникальных, но похожих

На карту поставлено многое! Часто они одновременно и хотят общаться, и пытаются ото всех спрятаться. В этом возрасте подростку приходиться совершать огромную внутреннюю работу — всё, что получено в течение его жизни, надо разобрать по кучкам. Всё, чему учили бабушки, родители, что набрал от окружения — что-то оставить, что-то изменить и оставить, что-то выбросить, а что-то — «пусть будет». И в этой работе подростку мало кто может помочь.

Из-за всесторонних бурных изменений этот период жизни человека можно сравнить с жизнью, когда переломаны все кости. Любое действие кажется тяжелым или лишним. До уроков ли в этом периоде? Что смог, то и сделал, то и хорошо! Поэтому самой важной родительской задачей этого периода я бы назвала «Быть рядом и что бы ни происходило — не осуждать. Быть рядом в дружбе и доверии с ребенком».

Этот период закончится. Каждые полгода подростки меняются (в лучшую сторону). И ничего критичного из-за троек в жизни ребёнка не случится. Всё восстановится в свое время.

Понравилась статья?

Забота родителя, которая может лишить ребенка сил жить

На консультацию пришла мама с сыном 12 лет по поводу боли в животе у сына, которая держится уже несколько месяцев. Обследования, лечение таблетками, походы к разным врачам. не давало результата.

Мамино замечание: «Да и вообще у него здоровье всегда не очень».

Последний поход к врачам принес неожиданный результат — врач выписала сильнодействующее успокоительное и порекомендовала обратиться к психиатру. Мама к психиатру сходила, ребенку выписали еще кучу препаратов, но тут трепетность мамы отыграла в обратную сторону: «Не слишком ли сильные лекарства…» И вот решились на консультацию.

Ребенок вполне внятно рассказывает о том, что его больше всего не устраивает в школе, как он реагирует на общение, рассказывает про одноклассников, учителей. Находим ситуации, которые повторяются в его жизни, и выявляем на что в поведении конкретных людей реагирует живот. При этом мама в каждое сообщение сына пытается вставить свое видение.

Сын из бодрого школьника превращается в ивовую веточку. Пришлось маму озадачить построением ее жизни, когда «Вы — мама сына с идеальным здоровьем».

Работать с подростками — одно удовольствие. Как только сын остался со своей задачей без «маминых включений» тут же увеличилась энергия, повысилась активность.

В процессе работы сын ситуации описывает красочно, проживает качественно, увлеченно строит свое другое отношение к ситуации.

С ситуациями справился! Ресурсы нашел! Всех победил!!! Процесс завершен. Человек собою горд!

Ребенок с сияющими глазами сообщает, что у него прошла голова и вообще он чувствует себе «спокойным и сильным, как слон».

Мама, которая тоже увлеклась своим заданием, выдает неожиданный результат: «Мне пришлось сильно думать, чем занимать свободное время и для чего я буду нужна!»

Иногда подобное видение родителем своей «нужности» превращает ребенка в практически инвалида. Когда ребенок умеет что-либо делать сам — это придает ему сил. Каждый раз, когда родитель делает за ребенка то, что ребенок может делать сам (например, рассказывать о детских делах в школе и пр.) родитель выкорчевывает из ребёнка силу последнего.

Конечно же надо учитывать возраст ребенка, не принижая уровень его развития.

P. S. Поступили вести с полей: Деть отходил в школу, боль в живот не возвращалась, а к учительнице стал относиться абсолютно спокойно!

Понравилась статья?

«Ну и что, буду дворником!» Как помочь подростку выбрать профессию, если сам он не хочет об этом думать

«Кем ты будешь, когда вырастешь?» — фразу, которую детям говорят также часто, как и «Ты не голодный?». И если детсадовцу разрешено не знать ответ на этот вопрос, то подросток, кажется, уже мог бы определиться. Но он, хоть и почти вырос, но так ничего и не решил. Как же ему помочь? Рассказывает наш блогер, психолог Юлия Пунинская.

Первая осень в школе: торжественные первоклашки, выполняющие важную миссию, родители в трепете и умилении, у многих в глазах слезы. Вот дорос ребёнок! Как ему идёт этот маленький костюм! И внезапно все эти годы с хлопотами о домашних заданиях, разборках в классе, родительскими переживаниями «как праздновать праздник будем» приближаются к некой финишной черте.

Мне кажется, это приближение я начала ощущать с класса восьмого, когда классная руководительница, умнейший тонкий педагог сказала на родительском собрании по итогам первой четверти: «Вот посмотрите! С нового года не узнаете своих детей! Они повзрослеют! Они очень поменяются!» Родители выдохнули: в подростковом периоде с войнами местного семейного масштаба, кажется, намечается перерыв.

Меня же включило в профессиональное определение сына. Казалось, что времени еще вагон. Но перфекционизм отличницы дал о себе знать. Я почувствовала, как вся мировая ответственность за счастливую судьбу ребёнка давит на меня. Было ощущение, что стоишь на пике горы, ветер дует в уши, укрыться негде, надо что-то решать.

Как же я завидовала родителям детей, которые с младых ногтей знали, кем они будут, когда вырастут: доктором, журналистом и т. д. Или хотя бы знали направление: «Буду работать с машинами». А мой сын сказал, что ему нравится всё. Это меня поразило. Как из этого «всё» выбрать конкретное? При этом на моё: «Максим, а если не понравится профессия, что будешь делать?», он ответил: «Поменяю. Я же вижу как это можно сделать». Вот так, никаких проблем у подростков.

Я стала спрашивать сына, что больше всего ему нравится делать. Ответы включались все, в том числе и бич моего родительского неудовольствия: «Играть в комп». По результатам нескольких недель получилось выделить две группы: «ни за что и никогда» и «тут мне, кажется, нравится».

Дальше из второй группы выделилось четыре направления. Но мечтать о профессиях можно долго, а в результате получить не то, что хотелось на самом деле. Поэтому в каждой из профессий Максим себя попробовал. Оказалось, что многие его представления не соответствовали реальным условиям. На прохождение курсов, занятия в студиях и прочее потребовалось около двух лет. Оказалась, душа его радуется, когда он готовит людям. Что у него получаются не котлеты, а «мясные пирожные», что суп можно сварить как «райский бульон», а простой салат такой, что «ум отъешь».

И снова заканчивается очередной этап его образования. И тут уже мне надо отпустить процесс. А если захочет поменять профессию — он знает, как это сделать. Сам. Его жизнь — его правила, его ответственность за собственные решения. Технологию поиска профессии он знает. Позже, когда я в рамках магистратуры по психологии прошла курс по профессиональному определению, я поняла, что моя техника была верной.

Выбор профессии можно начать с дневника самонаблюдения за своими ежедневными действиями: умылся, поиграл с котом, почитал книгу и отметил, насколько это действие тебе понравилось (по шкале от −5 до +5). Следующий шаг — распределить действия по категориям. Какая категория получит приоритет по баллам, на ту и обращаем внимание. Профессии очень многообразны, в них точно можно найти свою, в которой будешь очень хорош, и она будет хороша для тебя. Главное, чтобы при работе пела душа и она приносила пользу людям.

Понравилась статья?
Made on
Tilda